Администрация

Соколюк Петр Михайлович
Глава Ивдельского городского округа
Управления и отделы
Обращения граждан
Оценка качества оказания услуг социальной сферы
Противодействие коррупции
 

Навигация

    Ивдельский городской округ — самый отдалённый муниципалитет в нашей области. Он находится в 525 километрах от Екатеринбурга — дальше, чем столицы других областных центров: Курган, Тюмень, Пермь или Челябинск. Пётр Соколюк возглавляет округ уже четвёртый срок.

«Первый срок — самый простой»

— В январе исполнилось 15 лет, как я в должности главы, —

своеобразный юбилей, — говорит Пётр Михайлович. — Самое простое — первый срок, когда всё в новинку. Год-полтора вникаешь в дела, начинаешь работать и… срок закончился. Ответственности меньше: много ли сам успеешь за это время? А когда проработал 15 лет — уже столько «твоего». С каждым годом всё сильнее прикипаешь к работе и всё глубже разбираешься в проблемах территории. Всё легче общаться с людьми, хотя я всегда стараюсь это делать напрямую, а не «по бумажке». Но всё чаще и разочаровываешься, когда понимаешь, что не можешь помочь всем сразу из-за ограничений по бюджету. А вообще — часто шучу, что в должности мэра я — временно (смеётся. — Прим.ред.).

 — Почему?

— Бывают врачи или педагоги от природы, а я по складу характера — механизатор, автомобилист. Это, видимо, у меня в крови: отец сначала работал трактористом, затем водителем. Именно он научил меня водить грузовую машину — «легковушки» у нас тогда не было. После армии вернулся работать в родной город и сел за руль первого в Ивделе автобуса. Очень хорошо его помню: яркий, с надписью «Ивделю — 150 лет» и шторками, которые я сшил собственноручно.

 — Поэтому столько внимания сейчас к самой «больной» теме — дорожной?

— Я смотрю на дороги не столько как глава, сколько как простой автомобилист, потому что сам езжу по ним каждый день. Осенью политологи проводили опрос по качеству жизни в 30 городах области. Спрашивали и о дорогах: почти 90 процентов опрошенных ивдельчан сказали, что дороги — хорошие. Я был приятно удивлён: да, рост цен на продукты и лекарства местная власть сдержать не может, но дороги без кочек и ухабов — нам по плечу. В прошлом году, например, впервые начали одевать в асфальт частный сектор на правобережье реки Ивдель.

 — С момента запуска дороги Ивдель — Ханты-Мансийск прошло три года. Что изменилось в городе за это время?

— Долгое время Ивдель был тупиковым городом. А мне всегда хотелось, чтобы он был цивилизованным районным центром. Поэтому когда в 2005 году начали строить дорогу, я почти каждый день лично ездил смотреть, как она прирастает: для меня это было личной маленькой радостью. Мнения, конечно, были разные: мол, зачем пускать дорогу прямо по центру. А помните, когда у нас только-только появились сотовые телефоны? Сначала все удивлялись, а теперь обойтись без них не можем. Так же и здесь: потоком идут машины — потоком идёт жизнь. Местная гостиница летом заполнена, даже свободные люксы не всегда есть. Развивается малый бизнес: вдоль дороги появляются кафе, заправки, магазины. Были планы по строительству Объездной вокруг Ивделя, но это не самый горящий проект области. Да и затратно это: два года назад 18 километров трассы обошлись бы в 2,5 миллиарда рублей, сейчас дороже. Поэтому пока ограничимся ремонтом нынешней трассы раз в несколько лет.

 — А на культурную сферу «дорога жизни» повлияла? Не раз ивдельчане жаловались на нехватку мест для досуга…

— Вы в газете рассказывали о муниципалитетах, которые выиграли конкурс Фонда кино, а мы в прошлом году сами закупили новые мягкие кресла в кинотеатр «Северный маяк» — сразу 240 штук. Заканчиваем строительство музея на месте старого, в столетнем здании купеческой конторы. Ремонтировать было бессмысленно, решили восстановить его с нуля. Закончим музей — займёмся реконструкцией Дворца культуры «Химик» на Гидролизном.

«Живём в экстремальных условиях»

— В наследство Ивделю с советских времён остался изношенный жилой фонд, который требует ремонта или сноса.

— Лет десять назад мы потихоньку начали делать ремонт многоквартирных домов: в год ремонтируем до семи крыш, утепляем, обновляем фасады. Программа капремонта, конечно, снизила нагрузку на местный бюджет. Интересно, что дома, которым ремонт нужен в первую очередь — это не постройки военных и послевоенных лет, а панельные пятиэтажки конца 80-х — начала 90-х годов, которые возвели в сжатые сроки во время строительства компрессорных станций. И не учли, что плоская крыша и мягкая кровля — не для северной территории. Осадки и большие перепады температур просто рвут кровлю, она протекает…

 — А с аварийными деревянными бараками как быть?

— В этом году в рамках программы по переселению будем строить дома. Ещё один — реконструируем из заброшенного, но добротного общежития в микрорайоне Лесозавода. Если можно восстановить — надо восстанавливать. Так сделали, например, с заводским детским садом на 90 мест, который перестал соответствовать санитарным нормам. Здание расширили в 2,5 раза и превратили в детсад на 140 мест. Сейчас в городе остаётся штук пять невостребованных муниципальных зданий, ищем применение и для них.

 — Очередь в садики закрыли, сейчас новая задача — ремонт и строительство школ…

— У нас в округе девять школ. Сейчас везде сделаны новые крыши, большую часть деревянных окон заменили пластиковыми. В этом году на школы и детские сады запланировано больше 20 миллионов: такую цифру не тратили ни в один год. В прошлом году под ремонт попали только две школы. Меня так родители воспитывали: сначала постарайся сделать сам и только потом обращайся за помощью. Коллегам из других территорий говорю: не хватайтесь сразу за трубку, решайте вопросы сами. Нас — 94 муниципалитета. Если каждый озвучит главе региона хотя бы одну проблему, будет 94 проблемы. А если ещё эта проблема — в самом удалённом уголке области?

 — Кстати, о самых удалённых. В декабре «ОГ» писала о жительнице посёлка Ушма, которую доставили в роддом на вертолёте. У вас на севере часто бывают такие экстренные случаи?

— Туристы ходят на перевал Дятлова за экстримом, а мы в таких экстремальных условиях живём. Сейчас в Екатеринбурге минус 16, а у нас — минус 30 градусов, снега намело. В отдалённых посёлках ещё более экстремальные условия. Ещё в первые три месяца работы я составил первую программу переселения для манси. Сейчас на территории округа их 110 человек: 30 из них перебрались в город, остальные выбрали жизнь на природе. Для них мы покупаем снегоходы и горючее, лодочные моторы, домашние электростанции, снасти. В каждом селении есть таксофон. Каждый решает: либо ты живёшь в цивилизации, либо рассчитываешь на свои силы.

 

Ольга Кошкина,                    «Областная газета»                        Опубликовано в № 009 от 21.01.2016

Поделитесь новостью:

Рекомендуемые сайты